Статьи портала "Кудесник"

inquisitio

Перед образованием инквизиции человечеству всегда приходилось не сладко. Огромные поборы феодалов, церковная десятина и сборы со стороны государства принуждали людей принадлежавших к слою, позже названному третьим сословием, трудиться в поте лица, дабы снискать себе хлеб насущный.

И тут же рядом существовал слой людей, принадлежавших к христианской церкви. Монахи, священники, епископы, аббаты, кардиналы, диаконы и великое множество других – существовали как бы в отдельном мире. Они не платили внешнему миру абсолютно никаких налогов, были свободны от феодальных повинностей и неподсудны светским судам. Более того, бытовало такое выражение: «Последний служитель церкви, стоит гораздо больше любого государя».

В начальный период своего существования, церковь была гонима, последователи ее – очень фанатичны. Но в более поздние века своего существования, церковь превратилась из гонимой секты, одной из восточных религий, в огромную тоталитарную организацию. А тоталитаризм в любом проявлении не терпит никакого инакомыслия. В эпоху феодальной раздробленности множество епископов по всей Европе, в особенности в германских княжествах, являлось светскими государями. Это повлекло за собой целый ряд злоупотреблений, и в конечном итоге привело к резкому падению авторитета церкви. Не случайно огромная часть германских государств с радостью приняло протестантизм, в противоположность Чехии, которая сохранила верность католичеству, не смотря на крестовые походы.

Существует немало примеров в истории, когда благородное дело, начатое группой фанатично настроенных подвижников, в финале вырождалось из-за нашествия людей, которые преследовали свои личные, корыстные цели. Так произошло и с католической церковью. По мере становления огромной всеевропейской организацией, все больше и больше служителей оказывалось порочными, корыстными лицемерами. Это не означает, что не осталось в церкви добрых людей, но их количество в общей массе оказалось ничтожным. Падение нравов среди служителей церкви достигло небывалого размаха.

Богатые прелаты имели в подчинении целые армии, вели войны с соседними феодалами, грабили окрестное население, непомерными налогами, приводя в оправдание Священное Писание, написанное на латыни и недоступное в то время большинству населения. Имели гаремы и вообще вели себя не сообразно с саном.

Стоит упомянуть так же о практике продажи церковных должностей. Самые высокие положения в церковной иерархии занимали люди, которые стали на этот пост незаслуженно. Существовала возможность совершения покаяния по доверенности, также можно было вступить по доверенности в брак. Монашеские ордена больше напоминали разбойничьи притоны, так как любой, даже самый закоренелый преступник мог избегнуть ответственности за содеянное путем вступления в тот или иной монашеский орден. Как справедливо замечает Генри Чарльз Ли в своей книге «История инквизиции»: «Монашеские ордена были настолько многочисленны и влиятельны, что основная ответственность в подобном падении нравов лежит на них».

Принимая во внимание все вышеперечисленное, неудивительно, что священнослужители долго сопротивлялись целибату (т.е., обету безбрачия). Разврат священнослужителей встречал активное неприятие со стороны населения. Церковь, проповедовавшая заповеди Иисуса Христа, сама же и нарушала их в первую очередь. Именно поэтому, ересь в момент своего возникновения встретила очень хороший прием со стороны местного населения.

Церковь, стоявшая так далеко от своего идеала, и, так небрежно относившаяся к своим обязанностям, очутилась перед новой, грозной опасностью грозившей в корне подорвать ее могущество. Эта опасность – пробуждение сознания в массах.

Движение начинается уже в XII веке, позже оно сделало Европу центром науки, искусства и вообще одним из основных центров мировой цивилизации. Само собой, это развитие не могло не сопровождаться возникновением сомнений и критики существующего порядка. Как только люди начали рассматривать и обсуждать вопросы, даже упоминать о которых раньше им не приходило в голову, они с неизбежной очевидностью отметили огромную пропасть, лежавшую между учением церкви и деяниями ее служителей, между поведением священников и монахов, и данными ими обетами.

В лучших школах Европы ученики изучали древнегреческие, арабские, древнееврейские рукописи и черпали из этих щедрых источников новые идеи, понятия, знания. Крестовые походы тоже сыграли в этом деле немаловажную роль. Древние рукописи, привозимые из-за моря произведения искусства и культуры, все сыграло свою немаловажную роль в этой попытке возрождения. Произошел мощный всплеск интереса к наукам: таким как физика, химия, геометрия, астрономия.

Церковь прекрасно понимала всю опасность, которую несет с собой развитие наук. Но еще большую опасность представляло собой возрождение Римского права. Люди с удивлением увидели, что существует поразительно простая и в тоже время справедливая система правосудия, с которой не шли ни в какое сравнение громоздкая, несистематизированная система канонического права и грубое подобие правосудия феодального обычного права.

inquisitio2

Ересь этого периода первоначально распространялась в массах простого народа и уже позднее объяснялась и обосновывалась учеными еретиками. А так как, что естественно, бедная и угнетенная масса составляла большую часть прихожан, то и удар нанесенный нищими проповедниками был особенно силен. Ереси той эпохи можно отнести к сектантам, твердо придерживавшихся основных положений христианства, отрицая институт священников. Среди сектантов принято выделять катаров, вальденcев и альбигойцев. Последние были практически уничтожены во время крестового похода против них.

 

Вальденcы. Цивилизация на юге Франции очень отличалась от всей остальной Европы, как по рассовому, так и по культурному складу. Ересь вальденcев это более строгий, аскетический вариант христианства, проповедовавший чистоту жизни. Так же предполагался отказ от института священничества, право проповеди для всех, взаимная исповедь и вегетарианство. Проповедники вальденcев очень быстро снискали себе огромную популярность и любовь среди простых людей, уставших от распутства духовенства. Эта секта была распространена на пространстве от Чехии до Арагонии и состояла преимущественно из простых людей.

Церковь быстро осознала исходившую от вальденцев опасность и призвала к борьбе с ними, но еретиками она их не считала. Один инквизитор близко знакомый с вальденским учением описывал их так: «Они не проявляют суетности в одежде, которая всегда проста и чиста. Они никогда не пускаются в торговлю, боясь, что им придется обманывать и нарушать свое слово. Они предпочитают жить личным трудом как простые рабочие. Они не копят богатств, довольствуясь необходимым. Они умерены и в пище и в питье. Они не посещают ни кабаков, ни балов, ни других каких-либо мест развлечения. Они умеют сдерживать свой гнев. Всегда найдете вы их за работой, а так как они, то учатся, то учат, то у них не остается времени на молитву». У вальденцев имелся так же полный перевод Библии на простонародный язык, на который они опирались в своих проповедях, и это являлось одним из самых сильных мотивов преследования их со стороны церкви.

Катары. Катаризм – отрицал весь церковный строй как нечто бесполезное. В глазах его римская церковь была синагогой Сатаны. Катары осуждали десятинный налог и приношения, которые делали для духовенства прибыльным делом, присвоенную ими себе за заботу о спасении душ.

 

С целью преследования ереси был учрежден институт инквизиции.

Инквизиция – нищенствующие монахи.

В противовес еретическим сектам, проповедовавших апостольскую бедность, было создано несколько орденов нищенствующих монахов. Наибольшую известность из них получили доминиканцы и францисканцы. Строгий устав и огромный авторитет святых, в честь которых им были даны имена, привели их в ряды лучших, честнейших людей той эпохи, остававшихся верными принципам католицизма. На первых порах эти ордена строго следовали своим уставам, чем заслужили почет и уважение во всем христианском мире.

С первых же шагов инквизиторы получили огромные полномочия и полную бесконтрольность. Следствие инквизиции держалось на трех основных китах: розыске, доносах и сыске. Но основным из этих трех инструментов на начальном этапе являлся розыск.

Инквизитор был принужден совершать постоянные объезды подведомственного ему участка. Приезжая в тот или иной населенный пункт, он объявлял, так называемый – срок милосердия, в течение которого все окрестные еретики могли прийти и покаяться перед лицом инквизиции. По окончанию этого срока инквизитор начинал розыск. Если имелись покаявшиеся еретики, то он заставлял их выдать своих бывших единоверцев.

Почти с первых же шагов инквизиция начала применять пытки, как физические, так и нравственные. Единственным поводом отвода свидетелей являлась смертельная вражда, но инквизиция не практиковала сообщение имен свидетелей подозреваемым.

inquisitio3Инквизитор совмещал в одном лице обязанности судьи и обвинителя, а адвокат обвиняемому в ереси не полагался, да и любой защитник мог быть обвинен в сочувствии ереси и тут же занять место своего подзащитного. Инквизитор имел право назначать себе помощников и охранников, которые пользовались церковной неприкосновенностью и обладали полной свободой притеснять, унижать население.

Отличительной особенностью инквизиторского следствия была его значительная протяженность во времени, иногда до десяти лет. Единственным шансом на спасение от системы, которая считала любого арестованного заранее виновным, заключалось в полном признании и раскаянии на первом же допросе. Если же человек упорно настаивал на своей невиновности, то его как закоренелого еретика выдавали в руки светской власти, что означало – костер.

Инквизиция накладывала обычно три вида наказания: епетимья, тюремное заключение и передача в руки светской власти. Епетимья могла заключаться в пожизненном ношении крестов, паломничестве по святым местам, внесении определенного пожертвования на благие дела. Вообще, епетимья была ограничена только фантазией инквизитора. Тюремное заключение подразумевало под собой отбывание срока в узкой, душной камере на хлебе и воде, иногда в ручных и ножных кандалах, возможно прикованных к стене в предельно антисанитарных условиях. Средняя продолжительность жизни в подобном заключении составляла три года. Но иногда были амнистии, замещение тюремного заключения на строгую епетимью.

Церковь не отказывалась даже от преследования покойников. Уже умершего еретика могли приговорить к сожжению. Это подразумевало под собой изъятие и сожжение останков из могилы, с последующей конфискацией имущества. Конфискация подразумевала под собой – полное изъятие движимого и недвижимого имущества, аннулирование всех долговых обязательств. Если возбуждалось преследование ныне умершего человека, то конфискация распространялась на наследников вплоть до третьего колена.

Распределение средств от конфискации происходило следующим образом: треть получал инквизитор, треть – представитель светской власти, треть – «Святейший». Подобные меры полностью парализовали промышленность и торговлю на южных территориях Европы.

Нищенствующие монахи не признавали государственных границ вообще. Вся Европа была разделена на провинции. Границы провинций зачастую не совпадали с государственными границами.

Организация таких сложных межгосударственных мероприятий, как крестовые походы, была полностью возложена на церковные структуры. Инквизиция сразу стала международной организацией, а нищенствующие монахи уже на протяжении ряда лет играли роль неофициальных посланников от имени Святейшего Престола.

Обратив монахов в инквизиторов, Папа решил несколько проблем: сразу организовал огромную шпионскую сеть и обеспечил безопасность со стороны реформаторов и еретиков. Монахи, свободные от исполнения инквизиторских обязанностей, обеспечивали связь между разными территориальными организациями инквизиторов. Нищенствующие монахи имели очень высокий авторитет, по крайней мере, на начальном этапе своего существования. Это помогало им решать мирным путем назревавшие конфликты между крупными сеньорами и прочие опасные разногласия.

Общеевропейская сыскная сеть, организованная инквизицией, была еще одной попыткой Святейшего Престола создать всемирное католическое государство. Подобные попытки, после падения империи Каролингов имели место неоднократно, но с переменным успехом. К примеру, польских королей на протяжении долгого времени назначал Папа римский.

deviantq

Учреждение инквизиции позволило Папе на протяжении долгого времени довольно основательно контролировать плоскость идеологии практически по всей Европе. Контролируя идеологию, можно держать под контролем и прочие сферы жизни, приводя их, так сказать, к единому знаменателю.

Походы организовывались, в основном, за счет наемников привлеченных официальным обещанием: «Полного отпущения грехов». На самом же деле, это возможность пограбить богатых, по слухам государства. Крупные же феодалы и государи, преследовали своей целью захват новых земель, количество которых в Европе, к тому времени сократилось до предела.

Ярким примером подобного похода являлся крестовый поход против альбигойцев. Владения одного из самых могущественных сеньоров Европы – графа Раймунда Тулузского, были поделены между Монфором, Людовиком и Петром Арагонским.

На протяжении практически всей истории инквизиции, мы можем наблюдать подобное явление. После декларации богоугодных идей и под их прикрытием, творятся преступления, которых свет не видывал.

Кудесник

 

Портал "Кудесник"

Это сайт посвящен современной магии и неошаманизму. Здесь можно найти не только советы и рекомендации, но и описание практик, магических ритуалов и медитаций.

Наши партнеры

litta rey banner 88х31 veito 88х31 agni 88х31